МЕЖЛДУНАРОДНЫЙ БАНКОВСКИЙ КЛУБ. Аналитика без границ.
Отчет о работе Круглого стола "Вступление в ВТО: последствия для российского рынка финансовых услуг"

Как и все мероприятия, организованные МБК «АНАЛИТИКА БЕЗ ГРАНИЦ», этот Круглый стол преследовал цель дать участникам мероприятия самую свежую информацию, причем из «первых рук». И, как обычно, постарались рассмотреть вопрос с разных сторон, пригласив не только российскую сторону в лице Минэкономразвития, Банка России и Государственной Думы, но и авторитетнейших зарубежных экспертов - компанию Standard & Poors’. Россия все больше интегрируется в мировую экономическую систему, вступление в ВТО – это очередной шаг. Этот процесс вызывает неизбежные изменения в функционировании российской банковской системы. И мы видим задачу Клуба в том, чтобы собрать максимально полную информацию об этих изменениях, чтобы участники наших мероприятий смогли адаптировать к ним свой бизнес, заранее подготовиться, максимально использовать положительные стороны и максимально нивелировать недостатки.

На «круглом столе» выступили: Первый заместитель председателя Банка России А.Козлов, Л.Московкина (Департамент международных финасово-экономических отношений Банка России), Начальник отдела Департамента торговых переговоров Минэкономразвития РФ Е. Майорова, Ведущий специалист по рейтингам финансовых институтов Standard&Poor’s Е.Трофимова, советник Президента Связь–Банка Е.Ширинская, члены комитета Госдумы РФ по кредитным организациям и финансовым рынкам П.Медведев и В.Тарачев, исполнительный директор Департамента международных отношений и межбанковского бизнеса Связь-Банка Т.Крюкова. В заседании приняли участие представители более 70 кредитных организаций Москвы, России и ближнего зарубежья.

Видение проблемы российской стороной включает в себя следующие четыре позиции:

Во-первых, вступление в ВТО не повлияет резким образом в случае, если текущая ситуация с регулированием доступа иностранных финансовых учреждений на российский рынок останется такой, какая она есть (то есть как она зафиксирована в нашей переговорной позиции).

Во-вторых, российский рынок банковских услуг уже достаточно открыт, даже по международным меркам. И сделано это не в связи с давлением партнеров по переговорам о вступлении в ВТО, а потому что Российская Федерация сама избрала для себя такой путь – путь финансовой валютной либерализации. Самым видимым элементом этой либерализации, является принятое на днях решение Центрального Банка отменить с 1 июля 2006г остающиеся ограничения по резервированию операций, связанных с движением капитала через границу. По закону эта отмена должна была состояться с 1 января 2007 г., однако, текущая экономическая и политическая ситуация сложилась благоприятно для того, чтобы предпринять соответствующие шаги раньше.

Уровень нынешней степени либерализации рынка финансовых услуг в России иллюстрирует соотношение долга российского нефинансового сектора (предприятий реальной экономики), российским банкам и иностранным инвесторам. (Имеются в виду не инвестиции в акции, а инвестиций в долговой инструмент). Внешний долг и внутренний долг банковской системы составляет соответственно 47 и 53 процента. По состоянию на 1 января 2006 г.: долг российской банковской системе составил около 4400 млрд. руб., а иностранный долг в рублях– примерно 3100 млрд. руб.. Имеется тенденция к выравниванию. При этом и внутренний и внешний долг растут в абсолютных суммах. Это говорит о том, что спрос российской экономики на банковские финансовые услуги, в первую очередь на кредитование, почти в два раза превышает возможности российской банковской системы.

И может быть, это и хорошо для экономики, что произошла такая валютная либерализация. И предприятия могут компенсировать недостаток кредитных ресурсов внутри, за счет внешнего рынка и развиваться, в общем-то, достаточно неплохими темпами. И банковская система продолжает развиваться хорошими темпами, быстрее, чем растет валовой внутренний продукт, несмотря на то, что определенный сектор экономики ею не обслуживается.

В третьих, важно найти разумный баланс между потребностями экономики в финансовых услугах и интересами развития национальной банковской индустрии. Такая большая страна как Российская Федерация, на историческую перспективу не должна отказаться, ни от национальной валюты, ни от национальной банковской системы. И если небольшие страны центральной Европы могут пожертвовать этой индустрией в пользу других плюсов экономической интеграции со своими соседями, то Россия должную степень самостоятельности экономической политике будет иметь всегда. Одним из существенных элементов этой экономической самостоятельности является наличие национальной банковской системы. Этот факт признается и российскими властями, и российской банковской финансовой общественностью. Следовательно, государство должно в определенной степени создать условия для развития национального финансового сектора. В том числе, при необходимости выстраивать некоторые препятствия на пути проникновения иностранных финансовых систем и на внутренний рынок банковских услуг.

Хотя следует отметить, что после образования ВТО в 1995 году ни одна страна, вступившая в ВТО, не смогла избежать разрешения иностранным филиалам присутствовать на своей территории. Российская Федерация может оказаться первой.

В ВТО есть понятие «коммерческое присутствие» иностранного поставщика услуг на территории страны, где он эти услуги продает. В международной практике выделяется три вида этого коммерческого присутствия: дочерние предприятия, прямые филиалы, открываемые через границу, и представительства. Соответственно, из трех видов этого коммерческого присутствия, опять же международная практика показывает, что страны – члены ВТО выбирают комбинации в сочетании дозволенного.

Почему дочерние предприятия и представительства кажутся предпочтительнее филиалов? Участие иностранного капитала через дочерние предприятия, а не через филиалы – предпочтительнее для экономики. Для того чтобы создать банк в России, нужно сформировать уставной капитал, для филиала этого делать не нужно. Закрыть дочерний банк сложнее, чем закрыть филиал. Дочерний банк будет иметь те же налоговые, законодательные и регулятивные возможности и ограничения, что и российский банк, а значит – и конкурировать с последним на равных.

Выйти на крупный российский сегмент можно, вообще не входя в страну. Иностранный капитал, иностранные финансовые посредники с помощью различных видов оказания услуг в рамках трансграничных операций могут выйти на крупные российские предприятия. Эти самые 47%, составляющие внешний долг - это долги, в подавляющем большинстве, крупных российских компаний крупным иностранным банкам или инвесторам, находящимся напрямую за пределами Российской Федерации – в финансовых центрах, в Лондоне, Нью-Йорке, Париже, во Франкфурте и др. крупных финансовых центрах. Таким образом, крупные российские предприятия, в некоторой части, оказались потерянными для российского банковского бизнеса. Но из-за границы тяжело выйти на среднего или маленького российского клиента, да этот клиент и не интересен для банков, не имеющих коммерческого присутствия. Поэтому трансграничные операции открывают доступ только к одному из сегментов российского рынка.

В прошлом году, по экспертной оценке, объем доходов банков, полученных от российской экономики, составляет примерно 400-440 млрд. рублей. То есть это общая валовая прибыль, которую получили финансовые посредники за счет процентов и комиссии, заплаченных им субъектами экономики. Из них 260 млрд. примерно, приходится на российскую банковскую система, а остальные, 140-180 млрд. – это то, что собрали иностранные посредники за границу.

Это значит, что и на капитализацию российской банковской системы может пойти только около 260 млрд. руб. (если не учитывать дивиденды и другие платежи из прибыли) из 400-440 млрд. руб. , о которых говорилось выше. Соответственно, чем больше доходов получают иностранные банки от российской экономики, тем меньше возможности капитализации российской банковской системы. Поэтому и ставится условие: выйти на российский рынок, на тот самый сегмент, где обретается 260 млрд. наших собственных прибылей, можно только вложив деньги в российское юридическое лицо, в российский банк. Из 50 крупнейших российских банков - у 10-ти преобладает участие иностранного капитала. То есть примерно у 20%. Остальные - наши российские с государственным и частным капиталом. Все банки в России находятся в единых конкурентных условиях. У банка с иностранным капиталом есть некоторые дополнительные административные обязанности. Но они не велики, по сравнению с российскими банками.

На какой сегмент рынка может выйти такой банк? Он может выйти теоретически на все сегменты внутреннего рынка, но в пределах капитала, который аллокирован на Россию материнской компанией, не больше. В пределах соответствующих нормативов. ( В основном, нормативов достаточностью капитала).

Допуск филиалов иностранных банков привел бы к тому, что сегмент малых и средних российских банков начал бы вымирать заметными темпами. И не факт, что эти выбывающие банки были бы самыми плохими и нарушающими законодательство. Просто конкурентная среда для них была бы гораздо жестче, и шансов на выживание гораздо меньше. Поэтому ограничение на допуск иностранных филиалов в Россию – это есть ни что иное, как задача, решаемая государством по капитализации, в том числе по оставлению за нашими банками некоторого сегмента рынка, на котором они могут расти, укрепляться, развиваться, чтобы потом иметь хороший старт на международную арену.

В-четвертых, допуск филиалов зарубежных банков потребует проведения большой работы создания нормативной базы по налогообложению и администрированию налогов, по отчетности, по консолидированному надзору, по вопросам по системе страхования вкладов, по вопросам ответственности трансграничных материнских компаний за деятельность филиалов, по вопросам регулирования нормативов этих филиалов, по вопросам знания русского языка и ведения документации на русском языке в филиалах. И много других тонких нюансов. Зная, как в России долго, тщательно прорабатываются нормативные, законодательные акты, даже в Центральном Банке, можно представить, что на изготовление этого пакета документов, потребуется очень много времени, много сил. Естественно, это не основной аргумент, но его тоже не стоит сбрасывать со счетов.

На Круглом столе была заслушана информация о состоянии договоров по вступлению в ВТО. Россия, среди всех присоединявшихся к ВТО стран, является рекордсменом по количеству членов ВТО, заинтересованных в переговорах и в обсуждении условий присоединения. Рекордное число членов ВТО входит в состав Рабочей группы – 64 страны. Рекордное число членов ВТО вели переговоры, как по товарам (58 стран), так и по услугам (30 стран).

Безусловным фаворитом в ходе обсуждения с подавляющим большинством этих стран был сектор финансовых услуг – банковских и страховых. По состоянию на сегодняшний день переговоры завершены со всеми странами, кроме США. С Соединенными Штатами имеется договоренность по всем вопросам, за исключением сектора финансовых услуг. Теперь можно сказать, что абсолютно все условия доступа на все сегмента рынка услуг России согласованы, кроме одного сектора.

Ни одной из стран до сих пор не удавалось согласовать те условия доступа на финансовый рынок, которые пока удается сохранять России. Все страны в той или иной степени приняли обязательства по прямым филиалам банков и страховых компаний и согласились на отмену каких бы то ни было количественных ограничений на иностранные инвестиции в оба этих ключевых сектора.

У России пока позиция неизменна. Мы по-прежнему выступаем за то, чтобы деятельность прямых филиалов в секторе банковских и страховых услуг была запрещена. Чтобы иностранные поставщики имели возможность работать только через российские юридические лица (одна из форм коммерческого присутствия). Но при этом в обоих секторах – и в банках, и в страховании – мы пытаемся отстоять 50%-ную квоту на совокупное участие иностранного капитала в совокупном уставном капитале российских банков и страховых компаний.

По российскому законодательству в банковской сфере введение квоты возможно, но сейчас она не применяется. В отличие от банковского сектора на страховом рынке квота зафиксирована на уровне 25%, правда, она не выбрана. В остальном, помимо квоты, на банковском рынке иностранным поставщикам, которые предлагают работать в России в форме российских банков, предлагаются фактически условия национального режима. Та же самая ситуация, с небольшим исключением, в сфере страхования жизни и обязательного страхования предлагается иностранцам на страховом рынке. Эта оговорка в отношении страхования жизни и обязательного страхования пока по нашим договоренностям с американцами должна существовать еще некоторое время после присоединения к ВТО, то есть какой-то переходный период.

Американцы пока не соглашаются на те условия, которые им предложены, несмотря на то, что основные инвесторы, основные иностранные участники, работающие на российском рынке банковских услуг и страховых услуг, согласились с нашими предложениями. Более того, те представители американского бизнеса, которые уже работают в России достаточно длительное время, тоже полностью поддерживают те условия, предложенные Россией на переговорах по ВТО. Профессионалы переговорного процесса, понимают, что переговоры процесс политический. И там экономики нет. Потому что никто из американских поставщиков банковских услуг конкретных - банки или страховые компании не говорит, что им это надо. Более того, они это транслируют даже своим собственным переговорщикам. А их переговорщики – государственные служащие, отстаивая интересы страны, своего рынка в целом, его перспективы, ведут, тем не менее, с Россией очень жесткие переговоры примерно в этой сфере.

Не смотря на это, позиция американской делегации пока является достаточно жесткой. Из всех нерешенных вопросов в переговорах со Штатами, проблема доступа на российский финансовый рынок является одним из самых болезненных и самых принципиальных для американцев. По сути, американская позиция эволюционировала некоторым образом. Если в самом начале переговоров они требовали безусловного и немедленного открытия рынка, то есть немедленного доступа филиалов, немедленной отмены всех квот в банковском и страховом секторе, Теперь их требования несколько смягчились. По филиалам нам предлагаются различные комбинации ограничений, начиная от переходных периодов для открытия рынка, и заканчивая возможностью введения различных ограничений по видам деятельности филиалов. То же самое справедливо и к требованиям по страховому рынку, по открытию филиалов страховых компаний. В части этой общей квоты иностранного участия в банковском и страховом секторе американцы предлагают переходный период, после которого эта квота будет полностью устранена.

Прогнозировать, учитывая, что стороны достаточно жестко сейчас стоят на своих позициях, когда эти переговоры будут завершены, достаточно сложно. В принципе, США – это последняя страна, с которой Россия еще не договорилась. В том случае, если с ними удастся договориться в течение обозримого будущего за один или за два месяца, то весь оставшийся процесс можно будет завершить в достаточно сжатые сроки), чь может идти о полугоде), которые уйдут на консолидацию итогов переговоров со всеми странами в некий единый документ и. согласование, так называемых, системных условий присоединения, которые будут отражены в докладе рабочей группы – это документ, который будет содержать системные обязательства России после присоединения в ВТО.

Выступление Екатирины Трофимовой, ведущего аналитика международного агенства STANDARD& POORS’ иллюстрировало позицию противоположной стороны по переговорам о вступлении в ВТО. Позиция S&P четко и прозрачно отражена в заглавии доклада «Открытие филиалов иностранных банков в России: опасения обоснованы, но сильно преувеличены».

Было отмечено, что российская банковская система не готова к массовой экспансии иностранных банков, в какой бы форме она не была, к их активизации на российском банковском рынке, а также активизации трансграничных операций. Не важно, как финансирование приходит в систему, важно то, что иностранные банки имеют огромный потенциал, и финансовый, и капитальный.

На данный момент, несмотря на все разговоры, о том, что иностранные банки все активнее и активнее присутствуют в России, ни о какой массой экспансии иностранных банков пока говорить не приходиться. Однако, уже сейчас ощутимо, что российским банкам, даже без отсутствия этой массовой экспансии конкурировать достаточно сложно. В качестве причин выделено:

  1. Низкое, хотя и постепенно укрепляющееся, доверие к отечественным банкам
  2. Высокая фрагментированность рынка и слабые рыночные позиции
  3. Отсутствие критической массы
  4. Недостаток ресурсов

В то же время было высказано мнение, что даже если гипотетически филиалы будут разрешены, это само по себе не приведет к одномоментному взрывному присутствию иностранных банков. Потому что законодательное ограничение и массовая экспансия, как показывает мировой опыт и анализ, между собой очень мало взаимосвязаны..

Размер прямых и кредитных инвестиций иностранных банков зависит от общего лимита риска на страну и на сектор внутри группы. Это очень важный момент, потому что очень часто говориться о том, что, если будут открыты филиалы, то откроется как бы некий канал, в котором Россия будет завалена ресурсами крупнейших банков. Такого никогда не произойдет. Филиалы имеют ограниченный коммерческий потенциал и маневренность. Возможности принятия решений у филиалов сильно ограничены. Кроме этого, даже если гипотетически предположить, что филиалы будут разрешены для открытия в России, все равно существуют прямые и косвенные рычаги управления этим процессом со стороны законодательных органов.

В целом, снятие запретов на работу филиалов приведет к повышению качества и удешевлению банковского обслуживания для реального сектора экономики и населения.

Что касается регулирования работы этих филиалов, представитель S&P призвал не драматизировать ответственность именно регулирующих органов внутри страны, где филиалы будут открываться, по тому надзору, который они будут вынуждены осуществлять за этими филиалам. Все-таки огромная работа по надзору операций в третьих странах производится и регулирующими органами стран, где присутствует материнский банк.

Главный вопрос – это поиск оптимального баланса, где на одной чаше весов – совпадение интересов государства и банковского бизнеса по сохранению контроля и защите суверенитета, а на другой – повышение качества и удешевление банковского обслуживания для реального сектора экономики и населения. Поэтому представляется, что даже если будут сделаны какие-то ни было уступки в вопросе возможности открытия филиалов иностранных банков в России, либо же не будет введена совокупная квота на участие иностранного капитала в банковском секторе России, все-таки будут найдены прямые и косвенные способы ограничения этого процесса в связи с первой задачей. А именно, единодушием и совпадением интересов государственной и банковской бизнеса по сохранению контроля в банковской сфере и защите суверенитета.

В процессе обсуждения последствий вступления России в ВТО был затронут опыт Китая и Чехии. Так, Китай выступил одним из самых «упорных» переговорщиков, он вел переговоры 14 лет. Но избежать иностранных филиалов не смог, но ввел много ограничений на операции последних.

Однако предусматривается постепенное снятие этих ограничений. Очень важным, переломным моментом будет являться 2009 год. Но все равно не предполагается, что ограничения будут сняты полностью. Спецификой Китая является наличие крупных государственных банков, которые по своим размерам огромны. Их балансы составляют многие миллиарды долларов и в разы превышают крупнейший банк России – Сбербанк. Так вот, эти банки контролируются государством, и иностранное участие в них сильно ограничено.

Иностранным филиалам достаточно сложно составить конкуренцию местным китайским банкам из-за их огромного размера и огромным рыночных позиций последних.

Что касается опыта Чехии, то был приведен пример влияния на промышленность того, что капитал банковский системы на 90% принадлежит иностранным банкам, в основном немецким. Эти доминирующие банки и оказывают определяющее внимание на развитие национальной экономики.

Версия для печати
Error: Cache dir: Permission denied!